Чат на английском языке

To be a good on the labour market

Office-seeker’s nightmare

Bortnikov has the uncommon name for Russia – Rudolf, and now he is fleeing from three chanson concert visitors in bedroom community beside ‘Vykhino’ metro station, with a hand of his new friend Sasha in his hand. This whole mess has surprisingly begun, when Rudolf came to grips with searching for a new job.

A year earlier he had been fired from one advertising agency and failed to find a new job ever since. The expulsion had been preceded with a scandal – Bortnikov scuffled with his immediate manager, whose name was Nikolay Borisovich. It was a typical new-style Russian feudal manager. He pulled Bortnikov off the street to make him work, giving by that to other employees and managers a chance to intercommunicate with no distraction – which is critical for career developing.

No wonder, Nikolay Borisovich was a communication champion himself, once he took the lead in their department few years before. Like a lion, he made rounds upon his hunting lands and managed to leave impression in each angle of a vast office. Almost every day Nikolay Borisovich called and greeted somebody a happy birthday. Once or twice a month he suddenly took off at the middle of work week to support Russian national team whenever it plays: football, hockey, bobsleigh, swimming.

Rudolf respected his boss from one point. He understood that keeping up so broad professional network is a very difficult task, especially if you know these people aren’t linked with you another way then with trivial career interest and hope for future help they can render one day. Rudolf himself hardly could speak any longer than five minutes with a person to be indifferent or unpleasant to him. Even in the case when he was able to force himself, Rudolf cannot reap the benefit from unpleasant interaction.

Though, in terms of professionalism Bortnikov’s manager helplessly got behind. Nothing special – you cannot do all with equal quality. Approximately, one time in a three years period Rudolf thought he invented ‘Bortnikov hesitation cycle of top-management’. Higher executives wake up and begin to send anxious electrical signals down a hierarchy line of an organization. It’s a pity that it’s too late to solve any problem at the eleventh hour if problems have piled around for years.

In addition to that, at the last moment you more likely than not don’t have enough competency and real workforce – people who do a job – don’t communicate all the time. When mighty individuals from behind high fences, from other countries and big yachts started sending Nikolay Borisovich laconic and menace massages, Bortnikov’s manager, corporate parties’ king and nice chap, radically changed. Now he was pale and nervous.

He put pressure on Rudolf to make him ‘work in a different way’. Nikolay Borisovich constantly inserted in speeches one term not being in use in Russia yet. Rudolf knew it just because looked through professional magazines from time to time. It’s pretty clear the notion comes straight from the marvel-coveting top corner offices. But to do something It wasn’t in his grasps.

From one hand, distorted interpretation of brad-new Western trend turned it in caricature in application to their specific. From the other hand – new style of work could stay only a result of synchronized and systematic work, realized by all professional team. Rudolf couldn’t give general result from nothing. When poor kind Nikolay Borisovich managing methods sleepwalked to offering affronts, Rudolf returned offences that provoked a scuffle.

Nikolay Borisovich could not appreciate Rudolf’s personality as highly as his own and sincerely believed that his subordinate should rejoice at the prospect of being an obedient tool in his hands. He applied some rules to himself, and others to Rudolph. If the tool does not work, well, it must be discarded. Rudolf was fired. Solving, therefore, his problems by eliminating the irritatory factor, Nikolay Borisovich hired a new man and told his superiors how bad his previous employee was. It calmed them down for a while.

Rudolf had to look for a new job. He started job-hunting. Months went by, but there was no result. From time to time he was invited to an interview. After the meeting, employers did not call Bortnikov again. He suspected that many HR managers reject him only because he didn’t not seem to them «square».

He called it so. No matter how you twist it, Rudolf’s personality all the time stuck out from different sides of the vacancy or from the role he was trying on. One manager directly told Bortnikov how suspicious that he had four friends in a social network. The man forgot that he had no real friends at all himself. After several months of absurdity, Bortnikov began to lose his self-esteem, he already felt that he could not do anything. These feelings grew in him until a discharge ruttled. He got drunk. In a drunken intoxication, Rudolf decided that he was going into emotions, and therefore something that could solve his problems simply didn’t not come to his mind. When just Rudolf began thinking in terms of goals, tasks and means, Bortnikov realized that he had not really looked for work until this very moment.

How can you find it through job sites if most of the vacancies are expended for running an endless stream of candidates until you can find a ‘real beast’ – not a person – that will toil without demanding anything in return? Rudolf was neither a robot nor a superhero. His only superpower was a deep sleeping in weekends. So he decided to try out other ways of looking for a job.

Rudolf approached the problem methodically: he found services for new domain names of web-sites that belonged to newly opened structures in the advertising industry. He phoned them, believing that the newly created organizations most likely needed employees. Rudolph went to professional orientation exhibitions and even turned to a career adviser. Nothing helped.

Although he had many contacts, and constant communication and new impressions did not let him slide into depression, the very result – normal job with perspective and creativity – was never there. ‘Forever in search of better work, yes?’ – acidly said HR manager Farhad, ushering him to the door. ‘Get in a Western company, Russian companies do not provide for growth prospects’, – said the career adviser Marina sympathetically, realizing that Rudolph is looking for quite understandable and simple things, but which absolutely cannot be obtained on the domestic labor market today.

The chosen path led Bortnikov to the assembly hall of the cultural center near the metro station ‘Vykhino’. Carried away by job-hunting passion, he almost replaced the Ministry of Labor and Social Protection. Never had the opportunity to buy food and pay for an apartment did not get through such a large-scale analytical work. He planned, collected information about the labor market, analyzed what is claimed by the market and what is not. The trouble is that one cannot do all this alone, it requires an economical institution. ‘Honestly, it would be better if they planned all this’, Rudolph thought sometimes about employers, authorities and educational institutions. No wonder that Bortnikov made a mistake. He bribed the administrator of the assembly hall, where a concert of a famous chanson singer was to take place. In the middle of the concert, unemployed Rudolph came on stage, said he was looking for work and dictated his contact details if someone was looking for an advertiser. Why at the concert of the chanson performer? Probably, it was enough money to bribe the managers of just such a concert.

The hall was in a rage, if a friend of a gym Sasha, who happened to be at a concert that time, did not help Bortnikov safely leave the hall, and then escape from the hooligans, Rudolph had to be beaten.

The unemployed advertiser again failed to find work. After the concert he received only threats – not replies of employers. Perhaps the only bright spot in his endeavor was that after the incident they began to communicate first, and then fall in love with Sasha. A few months later we find Bortnikov in Paris. He wears a military uniform, Sasha looks curiously from behind his shoulder. ‘You are accepted, we are sending you to Mali’, – said the official of the French Foreign Legion. Sasha and Rudolph got the specialty of tankmen in the training camp and took part in battles with some dark skinned people. On their tank flaunted a battle cry, written in white: ‘For earning our daily bread!!!’.

Товар на рынке труда

Ночной кошмар соискателя

У Бортникова необычное для России имя Рудольф и сейчас он, держа за руку свою новую знакомую – Сашу, убегает от трех посетителей концерта шансона в спальных дворах недалеко от метро «Выхино».

А случилось все, как ни странно, потому, что Рудольф вплотную взялся за поиски работы. Год назад его уволили из рекламного агентства, и с тех пор никак не удавалось найти новое рабочее место. Увольнению предшествовал скандал. Бортников подрался со своим непосредственным руководителем, которого звали Николай Борисович.

Был это типичный феодальный менеджер нового российского разлива. Он взял Рудольфа «с улицы» на работу, чтобы тот трудился и дал возможность всем остальным заниматься самым важным для карьеры делом – общением. Вполне понятно, что сам Николай Борисович был чемпионом общения, так как возглавил несколько лет назад отдел. Как лев, совершающий обход своих охотничьих угодий, начальник Рудольфа успевал за день оставить впечатление о себе в каждом уголке огромного офиса. Почти каждый день он кого-нибудь по телефону поздравлял с днем рождения.

Раз в два-три месяца улетал посреди рабочей недели куда-нибудь болеть за российскую сборную: по хоккею, по бобслею, по плаванию. Рудольф по-своему уважал его, понимая, что поддерживать разветвленные связи с людьми, с которыми тебя ничего не связывает, кроме надежды на то, что они когда-нибудь смогут оказать тебе ту или иную услугу – очень сложно. Сам-то он не мог проговорить с человеком, к которому был равнодушен или отрицательно настроен пяти минут. Даже если пересиливал себя – никакой прагматической пользы получить был не в состоянии.

А вот в профессии босс Бортникова отстал, что не удивительно, так как нельзя успеть все. Однако где-то раз в три года – Рудольфу казалось, что он открыл «Цикл беспокойства главных руководителей Бортникова» – верховная власть в любой организации просыпается и начинает рассылать беспокойные электрические сигналы на места. К сожалению, в один момент нельзя решить проблемы, которые накопились за много лет, тем более что нет всего необходимого, например, компетентности и достаточного количества работников, которые просто делают свою работу, а не общаются.

Когда могущественные личности из-за высоких заборов, из других стран и с больших яхт начали рассылать Николаю Борисовичу лаконичные, угрожающие сообщения, поведение этого короля корпоративов и общительного малого стало быстро меняться. Теперь он стал бледным и нервным.

Давил на Рудольфа, чтобы он «работал по-новому» и постоянно вставлял в речь непонятный термин, которым в России еще не пользовались, но о котором Иван читал в профильном иностранном журнале. Бортников понимал, что это понятие спустилось прямиком из жаждущих чуда высоких кабинетов, но поделать ничего не мог.

Во-первых, искаженный вид, в котором это все дошло до него сделало модный американский тренд карикатурой в переложении на работу, которой он занимался. А во-вторых, новая работа могла быть следствием скоординированной и систематической работы коллектива профессионалов. Общий результат из ничего Рудольф не мог обеспечить.

Когда управленческие методы добряка Николая Борисовича скатились до оскорблений, Рудольф не выдержал и ответил, что и спровоцировало драку. Николай Борисович не мог ценить личность Рудольфа так же высоко, как свою и искренне верил, что его подчиненный должен радоваться перспективе быть послушным инструментом в его руках. К себе он применял одни правила, а к Рудольфу – другие. Если инструмент не работает, то его нужно выбросить. Рудольфа уволили. Решив, таким образом, свои проблемы путем устранения внешнего раздражителя, Николай Борисович нанял нового человека и рассказал своим начальникам, каким плохим был его предыдущий сотрудник. Это их успокоило на некоторое время.

Рудольфу надо было искать работу. Он начал с сайтов по трудоустройству. Но месяцы шли, а результата не было. Время от времени его приглашали на собеседование. После встречи работодатели Бортникову не звонили. Он подозревал, что многие HR-менеджеры отвергают его только потому, что он не кажется им «квадратным». Он так это называл. Как его ни крути, не получится, чтобы его личность не выпирала с разных сторон из вакансии или из роли, которую на него примеряли. Один менеджер прямо сказал Бортникову, как подозрительно, что в соцсети у него четыре друга. Он забыл, что у него самого настоящих друзей не было совсем.

Через несколько месяцев абсурда Бортников стал терять самоуважение, ему уже казалось, что он ничего не умеет. Эти чувства в нем нарастали, пока не случилась разрядка. Он напился. В хмельном угаре Рудольф решил, что он уходит в переживания и поэтому то, что может решить его проблемы просто не приходит в голову. Стоило начать думать в терминах целей, задач и средств, Бортников понял, что толком и не искал работу до этого момента.

Как можно найти ее через сайты трудоустройства, если большую часть вакансий выставляют для прогона бесконечного потока кандидатов, пока не удастся найти настоящее животное, которое будет пахать, ничего не требуя взамен?

Ни машиной, ни супергероем Рудольф не был. Его единственной суперспособностью был безмятежный сон по выходным, что бы вокруг не происходило. Он решил опробовать другие способы поиска работы. Рудольф подошел к проблеме методически: нашел сервисы новых доменных имен сайтов, которые принадлежат только что открытым структурам в рекламной отрасли. Он обзванивал их, полагая, что недавно созданные организации, скорее всего, нуждаются в сотрудниках.

Рудольф ездил на выставки профориентации и даже обратился к карьерному консультанту. Ничто не помогало. Хотя контактов у него теперь было много, а постоянное общение и новые впечатления не давали скатиться в депрессию, самого результата – нормальной работы с перспективой и творчеством – так и не было. «Вечно в поисках лучшей работы, да?», – ехидно сказал HR-менеджер Фархад, провожая его до дверей. «Устраивайтесь в западную компанию, в российских компаниях не предусматривают перспектив роста», –  сочувственно проговорила карьерный консультант Марина, поняв, что Рудольф ищет вполне понятных и простых вещей, но которых совершенно нельзя получить на отечественном рынке труда сегодня.

Выбранный путь привел Бортникова в актовый зал дома культуры в районе станции метро «Выхино». Увлекшись джоб-хантнгом, он почти заменил собой министерство труда и социальной защиты РФ. Никогда еще возможность покупать еду и платить за квартиру не доставалась путем такой масштабной аналитической работы. Он планировал, собирал информацию о рынке труда, анализировал, что востребовано рынком, а что нет.

Беда в том, что одному всем этим заниматься нельзя, тут требуется целый экономически институт. «Честное слово, лучше бы они все это планировали», – думал иногда Рудольф о работодателях, властях и учебных заведениях. Ничего удивительного, что Бортников совершил ошибку. Он подкупил администратора актового зала, где должен был состояться концерт известного шансонье. Посередине концерта безработный Рудольф вышел на сцену, сказал, что ищет работу и продиктовал свои контактные данные, если кто-то ищет рекламщика. Почему на концерте исполнителя шансона?

Наверное, хватило денег на подкуп распорядителей только такого концерта.

Зал был в бешенстве, если бы знакомая по тренажерному залу Саша, которая случайно оказалась на концерте не помогла Бортникову безопасно уйти, а потом убежать от гопников, быть бы Рудольфу битым.
Безработному рекламщику вновь не удалось найти работу. После концерта ему поступали только угрозы. Пожалуй, единственным светлым пятном в его предприятии было то, что после того случая они стали сначала общаться, а потом и встречаться с Сашей. Через несколько месяцев мы находим Бортникова в Париже. На нем военная форма, из-за плеча любопытно выглядывает Саша. «Вы приняты, направляем вас в Мали», сказал чиновник французского Иностранного легиона. Саша и Рудольф получили специальность танкистов в учебке и приняли участие в боях с какими-то темнокожими людьми. На их танке красовался боевой клич, написанный белой краской «За кусок хлеба!».

Валентин Рахманов, журналист, редактор, обозреватель. Публиковал аналитику и интервью в информагентстве «РИА Новости», был корреспондентом Службы информации Радио «Говорит Москва», занимался текстами на сайтах факультета госуправления МГУ и ЦСЛ «Единый Стандарт». Постоянный автор сайта «Инглиш Форсаж».

6 Коммент.

  1. Massinissa286

    ffdfderer smile

  2. Александр

    Да, с работой сейчас сложно.. (

  3. sdfsfs

    Вот еще хороший сервис для публикации своих работ на английском http://www.grin.com/en/help/author

  4. ывывы

    Хороший рассказ, спасибо!

  5. test

    Концовка порадовала ))

  6. Сергей

    Мне кажется, вопросы рынка труда должно решать государство, или подобный крупный социальный институт. Сейчас большие перекосы на рынке труда: много специалистов с невостребованными профессиями, и наоборот – есть вакансии, на которых трудно набрать работников.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Sit on the fence

Идиома «sit on the fence» переводится «не принимать какую-либо сторону в споре или конфликте, вы узнаете, в каком стиле уместнее использование данного выражения и познакомитесь с интересной информацией о происхождении фразы ...
Читать далее

Для чего нужен разговорный английский клуб?

Английский языковой клуб нужен для того, чтобы дополнить обучение в школе английского языка и для устной практики устного английского языка, в рамках школы практически невозможно обеспечить ее на должном уровне ...
Читать далее

<